Парусная Академия, обучение яхтингу, лого

Учебный центр «Парусная Академия»

CALL-центр: +7 (495) 946-8330
e-mail: info@yachtingacademy.ru | 5068330@gmail.ru

Центральный офис: Москва, Кутузовский пр. д 36, стр 3, вход 4, этаж 3, офис 312
Яхт-клуб «Орешка»: Московская область, деревня Болтино, Ореховая улица
Зарубежная морская база: Турция, Мармарис, Marmaris Yacht Marina


ЭрикТабарли

Эрик Табарли: Звезда Франции навсегда!

 ЭрикТабарли один из величайших яхтсменов мира

ЭРИК ТАБАРЛИ, ОДИН ИЗ ВЕЛИЧАЙШИХ ЯХТСМЕНОВ МИРА
ЕГО ИМЕНЕМ НАЗВАН «ГОРОД ПАРУСНОГО СПОРТА»

ФРАНЦИЯ ПО-ПРЕЖНЕМУ ЧТИТ СВОЕГО КУМИРА

Пять прекрасных яхт при легком бризе скользят из гавани города Лорьян в открытое море. Четыре черные и одна светло-серая — они напоминают торжественную процессию. Построенные между 1898 и 1973 гг., они олицетворяют почти 100 лет истории французских яхт. В конце прошлого столетия имя их шкипера знал чуть ли не каждый ребенок в стране, так же как и имя, которое его яхты несут на борту,— Реn Duick.

Выходя в море, они вызывают бесконечное восхищение и сожаление о том, что одну из них, под номером IV, уже никто не увидит. Она затонула в водах Атлантического океана близ острова Мадейра во время первой гонки Route du Rhum (1978). В День Реn Duick на набережной не хватает только одного человека: «отца» этих роскошных лодок, иконы парусного спорта Эрика Табарли. Его почитали как национального героя за сенсационные победы в регатах и новаторские конструкции. Современный французский парусный спорт обязан ему, как никому другому.

Реn Duick

При выполнении обычного маневра в ночь с 12 на 13 июня 1998 г. в результате трагического случая Табарли оказался за бортом, пожалуй, лучшего из своих судов — гафельной яхты Pen Duick, спроектированной Уильямом Файвом Ш младшим в 1898 г. До сих пор трудно смириться с тем, что великого яхтсмена море забрало к себе так банально. Не во время гонки у мыса Горн или шторма в Южном Ледовитом океане. Эрик Табарли утонул неподалеку от южно-уэльского города Милфорд-Хейвен в Ирландском море.

Этот несчастный случай потряс всю Францию. Государственное телевидение даже прерывало прямую трансляцию чемпионата мира по футболу, чтобы показать в эфире специальные выпуски новостей о результатах поиска Табарли. Бывшие президент Франции Жак Ширак и премьер-министр Лионель Жоспен в своих взволнованных выступлениях говорили о выдающихся заслугах Эрика Табарли. Страна погрузилась во всеобщий траур.

Спустя 10 лет крепкий бретонец не забыт. В апреле 2008 г., как раз к десятой годовщине трагедии, в южно-бретонском городе Лорьяне открылся Город парусного спорта Эрика Табарли».

Решающий вклад в строительство первого музея во Франции, посвященного исключительно парусному спорту, внесла Ассоциация Эрика Табарли, основанная в 1999 г. «Изначально фонд ставил перед собой задачу приобрести все яхты Реn Duick, рассеянные по Франции, и снова привести их в надлежащее состояние. А в 2001 г. к этому добавилась идея создания музея, — рассказывает Мари Буффар, координирующая деятельность «Города парусного спорта» и фонда. — Если бы Эрик мог здесь оказаться, он бы оценил великолепную коллекцию всех его яхт».

Музей Табарли не случайно разместился в Лорьяне. «Наш город сыграл важнейшую роль в формировании Табарли как яхтсмена и конструктора своих судов»,— говорит Тьерри Фреше, директор музея. Хотя Табарли переехал в Лорьян лишь в возрасте 32-х лет.

Мечта из детства

Он родился в Нанте в 1931 г. Там же еще ребенком он прошел крещение морем на семейной яхте Annie. «Я не могу точно сказать, когда это произошло», — напишет он в своих мемуарах. На самой старой из сохранившихся фотографий трехлетний Эрик в ползунках запечатлен у румпеля небольшой деревянной яхты. Отец Табарли относился к тем немногим представителям среднего класса довоенной Франции, которые на собственных лодках устраивали регаты у побережья Бретани. Незадолго до Второй мировой, управляя отцовской яхтой Pen Duick, Эрик понял, что к нему пришла «любовь длиною в жизнь». Когда в 1947 г. отец ввиду неважного финансового положения решается продать старое 54-летнее судно, юный Табарли стремится всеми силами сохранить изящную яхту конструкции Файва. В том, как он подошел к этой задаче и в итоге с ней справился, проявились выдающиеся черты его характера: железная воля, идущая в паре с самоотверженностью и непременной целеустремленностью.

Биография Эрика Табарли, детство

В 1954 г. Эрик становится владельцем яхты Реn Duick, тринадцатым, как, подмигивая, сообщает ему отец у нотариуса, и отказывается идти в военно-морской флот, как предполагалось раньше. Эрик не раздумывая нанимается в морскую авиацию — там больше жалованье, а ему нужны деньги. Не для себя — для судна.

Во время тяжелейшей строевой подготовки в тогда еще французской Хурибге, расположенной в Марокко, неподалеку от Касабланки, он откладывает каждый свободный франк на последующую реставрацию своей «плавучей кучи дров». После сдачи экзамена на пилота в 1954 г. Табарли летит во Вьетнам, где за участие в военных операциях платят двойной оклад. А потом в душном Сайгоне Эрик готовится к вступительному экзамену в Брестское военно-морское училище.

Старая гоночная яхта находится в плачевном состоянии. Когда ее впервые за долгие годы поднимают краном из воды, становится понятен масштаб бедствия. Привальные брусья, палубные бимсы и скуловые стрингеры прогнили, подводная часть корпуса обветшала. Константини честно говорит Табарли: «Твоя яхта свое отходила!»

Но и реакция Эрика на окончательный приговор характерна. Он предлагает судостроителю использовать поврежденный корпус яхты как форму для создания новой лодки. Жиль Константини соглашается. На реставрацию уходят два года. Оболочка из полиэфира становится новым корпусом. Табарли работает над судном бесчисленные выходные и отпуска, вкалывает со шлифовальной машиной в руках, стоя по пояс в затхлой портовой воде, крепит на зачищенный деревянный корпус яхты стекловолокнистые маты.

За два года он израсходовал все сбережения, зато к началу 1959 г. стал владельцем быстроходного судна, готового к выходу в море. Табарли мог бы на этом успокоиться, выплатить накопившиеся за время реставрации долги из своего стабильного военного жалованья и, как весьма атлетичный, уверенный в себе, хорошо знающий акваторию яхтсмен, зарабатывать деньги лето за летом на своей старо-новой яхте. Но тогда бы его история здесь и закончилась.

Когда в июне 1962 г., читая журнал о парусном спорте, Эрик находит объявление о проведении второй трансатлантической регаты, он вновь меняет свою жизнь . Для начала Табарли добивается перевода в Лорьян. «Впервые Эрик пришел сюда ко мне на Армор-Плаж (под Лорьяном. — Прим. ред.) в сентябре 1963 г. в сопровождении Жиля Константини, который меня ему порекомендовал. В ту пору он уже с головой погрузился в свой проект Pen Duick II— вспоминает Виктор Тоннерр, бывший парусный мастер Табарли. Тоннерр, отвечавший в мастерской по изготовлению такелажа и оснастки за подготовку судов к регатам, был поражен профессиональными знаниями Табарли и его целеустремленностью.— У него имелось примерно десять различных комплектов парусов, все они были несколько оптимизированы, подобраны под лодку. Он также тщательно продумал, как с ними удобнее всего справляться в одиночку.

Одиночка

Pen Duick II яхта для океанских гонок

Табарли абсолютно точно знает, как должна выглядеть его яхта для океанских гонок. Его замысел— лодка для одиночки максимально облегченной конструкции и достаточно легкая, чтобы разгоняться при небольшой площади парусов. Pen Duick II, к слову сказать, длиной 13,6 м и весом 6,5 т, весит в два раза меньше, чем судно звезды парусного спорта Англии Френсиса Чичестера Gipsy Mot, хотя последнее на целый метр короче.

Для лодки из клееной фанеры Табарли находит рещения отдельных задач, которые он частично потом использует на более поздних яхтах Pen Duick: малый столик с карданным подвесом для работы над картами при сильном волнении моря; старое седло от мотоцикла «харлей-девидсон» для удобства при готовке пищи; купол из плексигласа, снятый с истребителя-бомбардировщика и позволяющий быстро оценить обстановку на море, особенно в ночных условиях, не подымаясь на палубу. Многие из этих «изобретений» появились благодаря основательному опыту, собранному еще в юные годы во время многочисленных регат и плаваний в штормовых условиях, равно как и вследствие его собственного, почти энциклопедического знания искусства мирового судостроения.


Из-за газетного объявления о регате Табарли выбросил за борт планы на жизнь

Биография Эрика Табарли, планы на жизнь

«Эрик в деталях знал многие конструкции, начиная с полинезийского каноэ и заканчивая американским парусником. Он собирал журналы по парусному спорту, делал копии из книг, создавал архив... И всякий раз из этой груды материалов извлекал то, что казалось ему подходящим для решения насущных проблем», — вспоминает Жерар Петипа (с 1967 г.— навигатор, позднее — бизнес-партнер и близкий друг Табарли).

Даже в совершенстве оснащенное судно само по себе еще не является для Табарли гарантией победы. «В регатах одиночек основным условием является физическая работоспособность»,— пишет он в своих воспоминаниях. У мощного бретонца с фигурой художественного гимнаста уже изначально имеются некоторые задатки. Помимо этого во время воинской службы он занимается спортом как одержимый. Бег на 400 м и тяжелая атлетика становятся его любимыми занятиями. К тому же Табарли нещадно закаляется.

«Когда в конце ноября на полуострове Киброн или на острове Бель-Иль мы до позднего вечера находились на воздухе, я обычно надевал куртку на два свитера. Эрик же стоял в одном полосатом пуловере, как гранитная скала»,— рассказывает его друг детства Мишель Ванек. А Жан-Мишель Барроль, один из наиболее известных журналистов по парусному спорту во Франции, описывает, как он встретился с Табарли зимой 1963 — 1964 гг. у одного приморского ресторана. В мороз на Эрике были лишь рубашка и легкий пиджак: «Он этого не говорил, но я знал, что он готовится к ледяному холоду, который ждет его у Ньюфаундленда».

Неустанное стремление Табарли к максимальной скорости заставляет его создать революционное судно — крылатый тримаран Paul Ricard. Табарли первым использует принцип уменьшения сопротивления воды, при котором корпус яхты в движении с помощью боковых поплавков частично выступает над водой. В трансатлантической регате 1979 г. яхта завоевывает II место (ни разу не отстав более чем на шесть минут!), а в 1980-м Эрик ставит рекорд по пересечению Атлантики: 10 дней 5 часов 14 мин.

Кумир Франции

19 июня 1964 г. 34-летний француз, на тот момент никому не известный, удивляет яхтсменов всего мира. Его яхта Pen Duick достигает финиша у Ньюпорта с трехдневным отрывом от Gipsy Мог Чичестера и выигрывает второе трансатлантическое соревнование!

Некоторые, правда, предполагали такой исход гонки. Например, капитан 1рангаДекервиль, уже при выходе яхт из Плимута отметивший, как «играючи легко» Табарли управлял своим судном под спинакером площадью 80 м'. (Именно Декервиль, занимавший пост командира спортивного дивизиона ВМС, помог Табарли избежать перевода в Тунис и предоставил ему место в Лорьяне.)

Французы — в восторге. Наконец-то появился их земляк, который показал англичанам, как нужно ходить в море под парусами! Правда, победа принесла Табарли не только славу, но и новые долги. Эрик находит удовольствие в своей «двойной жизни». С одной стороны, он обычный офицер ВМС, с другой — яхтсмен, побеждающий в трансатлантических гонках. Теперь начинается, пожалуй, самый продуктивный период в его жизни.

Неустанно находясь в поиске новых гоночных концепций, в рекордно короткие сроки между 1967 и 1969 гг. он создает три новых судна, которым предстоит творить историю парусного спорта во Франции. «Прежде всего, это тримаран Pen Duick IV постройки 1968 г., оказавшийся в мире яхтсменов чем-то совершенно новым», — повествует Виктор Тоннерр.

По непроверенным данным, идея тримарана возникла у Табарли еще в 1966 г. «Он первым понял, что судам, сохраняющим остойчивость при минимальном использовании водной поверхности не за счет балласта, а вследствие собственной ширины, принадлежит будущее на море», — пишет французская пресса.

«Сферический спинакер, скорее всего, самое известное его изобретение. Мы сначала опробовали его на Pen Duick IV. Ведь Эрику было известно, что на этом судне в открытом море придется передвигаться совсем иначе, чем на однокорпусной яхте», — сообщает Тоннерр. Виктор с самого начала присутствовал при экспериментах Табарли с металлическими кольцами и шелковой тканью от аэростата, когда Эрик мастерил устройство, позволяющее подымать и спускать спинакер прямо из рубки. В наши дни это уже нечто само собой разумеющееся.

Pen Duick, по-бретонски «черная синица» — так называлась антикварная яхта, полученная Табарли в наследство от отца. И так же звались другие пять его гоночных яхт, частично им самим же спроектированные. Некоторые из них были вправду революционными, например, Pen Duick IV — первый в мире большой гоночный тримаран, или Pen Duick V — первая французская яхта с водным балластом. Однако своей «самой удачной» Табарли называл лодку Pen Duick III, у которой все семь стартов равнялись количеству побед.

На старте 3-го трансатлантического соревнования 1968 г. Титулованный трехкорпусный снаряд Табарли из алюминия, прозванный конкурентами «Морским пауком», выглядит дерзко и смело. Но сходит с дистанции в самом начале гонки, когда из-за неполадок с управлением в проливе Ла-Манш сталкивается с грузовым судном. «Поразительно, — удивляется Тоннерр, — но именно Pen Duick IV считается вехой в истории яхт, хотя в спортивном отношении она с самого начала была неудачной, в отличие от своей предшественницы — Pen Duick 1П».

Наставник

Со своим двухмачтовым судном, первым из его творений, отвечающим международной формуле обмера (RORC), Табарли господствует в международных регатах последующих лет. Не в одиночку, а с командой. «То, как австралийцы поздравляли нас после финиша гонки Сидней — Хобарт, заставило нас страшно гордиться, потому что тогда в кругу яхтсменов эти парни пользовались почти мифической славой», — вспоминает Мишель Ванек, входивший в начале 1968 г. в основной состав команды.

Эрик Табарли

Всю свою жизнь Табарли стремился познакомить детей и молодежь с очарованием парусного спорта, точно так же когда-то делал его отец. Например, племянник Эрика, Шарль Вьеллар-Барон, уже в восьмилетнем возрасте ходил вместе с дядей под парусом и участвовал на переименованной в Euromarche яхте Pen Duick IV в кругосветной регате Whitbread 1981/82 г.

Он был великолепным наставником. Некоторые из его воспитанников вошли потом в историю спорта как «поколение Табарли». «Эрик никогда никого не обучал хождению под парусом, но воспитал целое поколение яхтсменов» — это слова Оливье де Керсасона, ставшего наряду с Луи Пейроном, Титуаном Ламазу, Жаном Лекалом и Марком Пажа одним из самых известных яхтсменов, в свое время ходивших на яхте с Табарли.

В 1969 г. шкипер, получивший от своей команды ласковое прозвище «Папаша», берет еще раз тайм-аут. Он выигрывает регату Лос-Анджелес — Токио в Тихом океане на построенном в Лорьяне 35-футовом шлюпе Pen Duick V. «Легкое как перышко» судно Табарли впервые несет на борту две балластных цистерны с водой по 500 литров каждая и, благодаря своему ультрапло-скому корпусу, опережает развитие будущих однокор-пусных судов класса Open 60 на 25 лет — очередное ноу-хау Табарли.

Между 1969 и 1972 гг. у плавающего на всех трех судах Табарли не все идет гладко. Вопреки всем спор-тивным успехам грозит крах из-за хронической не-хватки денег.

Так, почти невольно он и Жерар Петипа становятся соавторами идеи спонсирования парусного спорта. Постоянный поиск средств на постройку все более до-рогих гоночных яхт вынуждает Табарли в какой-то мо-мент начать продавать свое имя и сдавать в наем суда через их инвесторов. На новые средства в 1973 г. появляется его самое большое судно — двухмачтовый Реп Duick VI длиной 22,25 м.

На долю этого первого французского гиганта выпала не только серия блистательных побед, но и горьких по-ражений. Во время кругосветки Whithread 1973 г. судно дважды теряло мачты, недалеко от Рио-де-Жанейро и Сиднея, и Табарли пришлось сдаться. Для человека с его менталитетом — ситуация немыслимая.

ЭрикТабарли

Спустя три года на том же судне он окончательно добивается своего легендарного статуса. Снова в классе яхт-одиночек и снова в трансатлантическом соревновании. Табарли, считавшийся пропавшим без вести, с испорченным радиопередатчиком, вышедшим из строя автопилотом и после трех бессонных ночей внезапно появляется из тумана 29 июня

В 1976 Г., КОГДА О ТАБАРЛИ КАК О ЯХТСМЕНЕ ПОЧТИ ЗАБЫЛИ, ОН УВЕРЕННО ВЫИГРЫВАЕТ ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКУЮ РЕГАТУ. ТОЛПЫ ЗРИТЕЛЕИ ЧЕСТВУЮТ ПОБЕДИТЕЛЯ НА ЕЛИСЕЙСКИХ ПОЛЯХ

1976 г. у Ньюпорта как победитель! Когда вернувшись домой, он проезжает в автомобильном кортеже по Елисейским Полям, его чествуют сотни тысяч людей.

Спустя 4 года Табарли ставит фантастический рекорд, пересекая Атлантику на яхте Paul Ricard за 10 дней и 5 часов. Но слишком часто срываются спортивные победы, как на этом крылатом тримаране (позднее Cote d Or П), так и на тримаране Войт Enterprise в чемпионате ORMA (технические неполадки, оверкиль).

Прощание

Большие победы становятся для Табарли недосягаемыми и на однокорпусниках, таких как La Poste (1994). С точки зрения парусного спорта звезда Табарли закатилась, но в октябре 1997 г. 66-летний яхтсмен посрамил критиков, выиграв в паре с Ивом Парле трансатлантическую регату из Гавра до Картахены в Колумбии.

Потому-то и радуются в июне 1998 г. все яхтсмены Франции, когда Папаша» устраивает в Бретани большое торжество к столетию своего первого Pen Duick. Со всей Европы приходят яхты в бухту Беноде. Там у Табарли есть старый бретонский крестьянский дом, где он живет вместе с женой Жаклин и дочерью Мари с начала 1990-х. Вскоре после празднества Табарли отправляется в шотландский Фэрли, чтобы снова, теперь в кругу других владельцев яхт конструкции Файва, чествовать свое судно на местном празднике «Селебрей шн Уик».

Но там Табарли не дождались... Слишком рано забрало его море, как говорит Шарль Вьеллар-Барон. «Он в конце концов прибыл туда, где привлечение денежных средств больше не стоит на первом плане. Он собирался еще столько успеть... Его заветное желание — дать молодежи возможность использовать его опыт на им же отреставрированных судах осталось неисполненным».

С возникновением музея и привлечением оригинальных яхт в качестве учебных судов другие осуществили эти планы за него.

Французский яхтенный фотограф Эрвен Квемер (74 года) знал Табарли с 1970-х гг. В ночь несчастного случая, с 12 на 13 июня 1998 г., он стоял у руля Реn Duick когда Табарли оказался за бортом. Впоследствии Эрввн описал произошедшее так:

«Как и было запланировано, 12 июня, в пятницу, в южно-английском городе Ньюлин я поднялся на борт, чтобы пройти под парусом вместе с Эриком и остальной командой последний отрезок пути до Шотландии. В ту пятницу мы ждали скорого улучшения погоды и отправились в путь вокруг ЛендсЭнда на север вместе со шведской Мадза, другой яхтой Файна. Она прибыла вместе с Pen Duick из Беноде и тоже направлялась в Фэрли. Ранним вечером мы потеряли ее из виду, она держалась ближе к берегу. Так что на момент несчастного случая вблизи Pen Duick не было ни одного судна.

Биография Эрика Табарли, последние часы жизни

С 22 часов погода снова начала ухудшаться, ветер с кормы крепчал, а короткая волна стала по-настоящему высокой. Сила ветра возросла почти до 7 баллов по шкале Бофорта. Мы взяли два рифа и убрали топсель (на Реn Duick было гафельное вооружение со стеньгой. — Прим. ред.). Так как уже наступила ночь, а ветер только усиливался, Эрик решил сменить грот на один из видов триселя. Кроме меня, на борту еще находилась супружеская чета из Шамони, не яхтсмены. Эрикхорошо знал их по лыжному спорту, а также отставной морской офицер и яхтсмен-любитель Жак Ребек. Поскольку у меня был наибольший опыт в управлении парусником, если не считать знания гафельного рангоута и такелажа, я встал за руль. Попутный ветер был все еще очень силен, и я спросил Эрика, надо ли мне держать судно против ветра, чтобы ему было легче спустить гафель и грот Возможно, причиной его отказа был менталитет яхтсмена, постоянно участвующего в состязаниях, который запрещал ему хоть на минуту отклоняться от курса.

Мы уже собрали грот и зафиксировали гик на опорной стойке, когда Эрик собирался свернуть парус и спустить потравленный гафель. В это время на яхте, которую больше не стабилизирует грот, усиливается бортовая качка. Вдруг на одной, особенно большой волне, еще не закрепленный на гике гафель уходит от Эрика на правый борт и сразу возвращается обратно на левый. Он бьет Эрика, стоящего на крыше рубки, в грудь и сбрасывает его спиной в воду.

Удар был не слишком сильный, но достаточный, чтобы потерять равновесие. Сразу после удара мы услышали, как Табарли кричал из воды, значит, он оказался за бортом в полном сознании. Мы бросили спасательный круг, но положение было чертовски тяжелым, и, похоже, Эрик знал об этом лучше всех. Яхта продолжала уваливаться под ветер, так как мы поставили еще и кливер. Правда, она шла не так уж быстро, так как неопытная команда не могла управлять ей при помощи лишь передних парусов. Ребек тоже знал это и попытался убрать передние паруса, надо сказать, рискуя жизнью, поскольку из-за сильного ветра и волн нос судна постоянно заливало водой.

А в это время мы все удалялись от того места, где Эрика сбросило за борт Убрав паруса, мы запустили мотор, что снова потребовало времени, потому как он не сразу заработал. Кроме того, по эстетическим соображениям Эрик поставил на яхту самый малый двигатель из всех возможных, который развивал совсем небольшую скорость против ветра и волн, я думаю, примерно один узел. Мы попытались добраться до того места. Меж тем наша система спутниковой навигации GPS из-за разряженного аккумулятора приказала долго жить. Даже ультракоротковолновый передатчик не работал должным образом.

Моросящий дождь сильно затруднял видимость. На Эрике не было спасательного жилета и современных спасательных средств, таких как радиоприемник или светящийся буй. Даже сегодня страшно вспоминать о случившемся. Это было какое-то стечение несчастливых обстоятельств. Когда я снова и снова прокручиваю эту ночь, мне приходит в голову еще коечто: ведь если бы Эрик не был таким туристом и не отказался смонтировать страховочные крепления на борту, история могла принять совсем другой оборот, поскольку тогда гафель уже не мог бы бесконтрольно переходить так далеко с борта на борт несмотря на интенсивные поиски, проведенные следующим утром судами торгового флота, а также британскими и французскими ВМС и ВВС, тело Табарли обнаружили лишь спустя несколько недель. Его нашли рыбаки у побережья Ирландии.

Эрику Табарли было 66 лет...

Эрику Табарли было 66 лет...

Контакты

контакты парусной академии

Телефон: +7 (495) 946 83 30             

E-mail: 5068330@gmail.com
info@yachtingacademy.ru

Центральный офис: Москва, Кутузовский проспект, д. 36, стр. 3, подъезд 3, вход 4,  3 этаж, офис 312 А,B,C,D

Время работы:Понедельник-Пятница, 09:00 - 23:00

Офис в Яхт-клубе: Яхт-клуб "Орешка", МО, Мытищинский р-н, дер. Болтино, Ореховая ул.

Время работы:  Понедельник-Пятница индивидуальный график и по расписанию занятий; в выходные с 9:00 до 21:00


IYT Bareboat Skipper

Чартерный капитан: шкипер IYT Bareboat skipper морской крейсерской яхты

Match racing club tour

Match racing club tour

Рулевой парусной яхты

Рулевой

Moscow Sailing Academy

IYT Moscow Sailing Academy

Рулевой дневного плавания

Курс: яхтенный рулевой дневного плавания

Детская парусная школа

Детская парусная школа

Поиск по сайту:


Клуб Матчевых Гонок

Клуб матчевых гонок

Организация и проведение Корпоративных регат

Лучшая организация и проведение Корпоративных регат

Мы на Фейсбук


Партнер NEOCOM

Компания NeoCommunication - Партнер Парусной Академии

Принимаем к оплате

Принимаем к оплате



Учебный центр «Парусная Академия»

CALL-центр: +7 (495) 946-8330
e-mail: info@yachtingacademy.ru | 5068330@gmail.ru

Центральный офис: Москва, Кутузовский пр. д 36, стр 3, вход 4, этаж 3, офис 312
Яхт-клуб «Орешка»: Московская область, деревня Болтино, Ореховая улица
Зарубежная морская база: Турция, Мармарис, Marmaris Yacht Marina